Вы здесь

Архивы на службе человеку, обществу и государству

«Архивы – память народа». Эта фраза уже стала привычной. В качестве важного элемента гражданского общества архивы являются надежной гарантией того, что память народа сохраняется на века, остается живой и многомерной.

«Архивы – фундамент исторической науки». Эта фраза точно отражает сущность архивов. Одним из приоритетных направлений использования архивных документов является привлечение их в качестве доказательной базы в борьбе с попытками искажения истории, за объективное знание о прошлом. Жизнь показала, что историки-архивисты, публикуя исторические источники, способны противостоять подобным попыткам.

Еще одна отличительная черта архивов, о которой говорят меньше, чем она заслуживает: подобно гербу, флагу и гимну, архивы являются символами государства.

100-летний юбилей государственной архивной службы России – это, конечно, условная дата. История отечественных архивов уходит вглубь веков. Начало архивной службе положили реформы Петра Великого. Тогда же в русский язык вошли слова «архив» и «архивариус».

1 июня 1918 г. – дата создания централизованной системы государственного управления архивным делом. В этот день был подписан декрет СНК РСФСР «О реорганизации и централизации архивного дела в РСФСР», с которого началась новая эпоха в жизни архивов.

Необходимость реформы архивного дела была осознана научной общественностью задолго до событий 1917 г. В дореволюционной России в отдельно взятой губернии насчитывалось в среднем 1500 правительственных, ведомственных, общественных и частновладельческих архивов, которым была свойственна «удельно-вотчинная» разобщенность. Каждое ведомство бесконтрольно распоряжалось принадлежащими ему архивными фондами. Власть не считала, что «со сдачею в архив документы должны стать достоянием всего государства»[1]. Отсутствовали общие подходы к комплектованию, организации хранения, учета и использования архивных документов.

Революционные события 1917 г. ускорили реализацию долгожданной архивной реформы. После Февральской революции для спасения документального наследия лучшие представители архивной профессии объединились с учеными-историками в общественный Союз российских архивных деятелей. Председателем Союза стал академик А.С. Лаппо-Данилевский. Члены Союза и подготовили проект нормативного акта, который поддержали большевики и подписал В.И. Ленин.

Разработчики декрета от 1 июня 1918 г. предложили создать Единый государственный архивный фонд (ЕГАФ), в который вошли не только исторические источники из прежде разрозненных ведомственных архивов, но и документы текущего делопроизводства центральных и местных учреждений, а также национализированные документы общественных организаций и частновладельческих фондов и коллекций.

Весь этот гигантский массив документальных источников был разделен на административные органы управления ЕГАФ – секции, в которые в качестве отделений были включены родственные между собой по содержанию бывшие исторические архивы с сохранением в их составе сложившихся фондов. Отделения секций стали предшественниками современных архивов.

Декрет провозглашал принцип публичности архивов, целью образования ЕГАФ объявлялось «лучшее научное использование архивных документов».

Рязанов Д.Б.

Заведующий Главным управлением архивным делом при Наркомпросе РСФСР Давид Борисович Рязанов

В структуре Наркомпроса РСФСР был создан первый общероссийский орган управления архивным делом – Главное управление архивным делом (ГУАД, Главархив), во главе которого встал известный деятель российского революционного движения, собиратель документов по истории марксизма Д.Б. Рязанов.

Это было время кардинальной ломки не только государственного устройства, но и всей жизни общества. Владельцы промышленных предприятий, банков, магазинов, газет и издательств покидали насиженные места, лишались своей собственности, которая переходила государству. Ценные документальные собрания оказывались в бесхозном, бедственном положении. И первой задачей Главархива стали неотложные меры по их охране и концентрации в государственных хранилищах.

Годы Гражданской войны – один из самых напряженных периодов работы отечественных архивов. Голод, холод, разруха, погромы дворянских усадеб, гибель исторических документов в огне братоубийственного противостояния… Документальные свидетельства помогают представить, как, не щадя сил и здоровья, архивисты выполняли свой профессиональный долг и спасали брошенные на произвол судьбы архивы.

Работать приходилось в чрезвычайных условиях. Сотрудники петроградских архивов и их семьи в октябре 1918 г. получали по продовольственным карточкам на 80 % меньше минимальной голодной продовольственной нормы, «малейшее уклонение от которой приносит непоправимый вред организму»[2]. Весной 1919 г. заведующий 1-м отделением II секции ЕГАФ отмечал: «Вымирание архивных служащих идет гигантскими шагами»[3].

Вот пример, свидетельствующий о подвижническом характере повседневного труда архивистов. Старшего инспектора Главархива М.С. Вишневского командировали в Донскую область, чтобы собрать и привезти в Москву материалы о Гражданской войне. Все сроки его возвращения прошли. Представители Главархива поехали на вокзал, где узнали от железнодорожного начальства, что товарный вагон с юга прибыл и поставлен на запасном пути. «Идут к вагону, открывают пломбиром дверь и видят, что на связках дел в жару и без сознания лежит Михаил Станиславович, заболевший в дороге сыпным тифом»[4].

В ноябре 1919 г. на экстренном совещании обсуждался вопрос о создании из ослабевших от голода и болезней архивистов «рабочих отрядов»[5] с целью доставки на санках или вручную из-за отсутствия транспорта тюков с бумагами, выброшенных на улицу или оставленных в упраздненных учреждениях.

Архивные служащие из числа бывшей знати (Н.В. Голицын, П.С. Шереметев и др.) в период красного террора подверглись арестам. Используя личные связи и авторитет, Д.Б. Рязанов пытался добиться их освобождения. Более того, в ноябре 1919 г. он издал распоряжение, согласно которому арестованные архивисты продолжали числиться в штате архивов, а жены арестованных могли получать их зарплату[6].

Особое значение придавалось сохранению усадебных архивов. Незадолго до ареста П.С. Шереметев писал в Главархив: «…считаю долгом обратить внимание… на необходимость спасения… замечательных архивов, сохранившихся до последнего времени в отдельных усадьбах в разных губерниях России, столь важных для истории русского общества, литературы, искусства, быта и пр. … Судьба подобных архивов, ввиду потрясений на местах, чрезвычайно печальная. Многое, вероятно, уже погибло, но тем важнее спасти то, что еще уцелело»[7].

Многое было сделано для сохранения архивов церквей и монастырей. Так, в лавру в Сергиев Посад неоднократно выезжали представители Главархива, в числе которых был работавший в его системе научным сотрудником известный философ Н.А. Бердяев.

Правовые акты Главархива имели общегосударственное значение. Согласно им в состав ЕГАФ включались все архивы и делопроизводства губернских городов и уездов, а также военные архивы периода Первой мировой войны 1914–1918 гг. Был определен пятилетний срок хранения документов в учреждениях, после чего оконченные дела должны поступать на хранение в качестве «исторического материала»[8].

Подводя первые итоги этой работы, архивный деятель А.С. Николаев писал: «Из ничего, из пустого места, выросло учреждение, поставившее своей задачей спасти, охранить, упорядочить, подготовить для научной работы архивные фонды, разбросанные по всей территории Советской Республики... Спасены архивные дела, фактически спасены от гибели… В короткий срок сделано много и сделано в невероятно тяжелой обстановке… при беззаветной любви историков и архивистов к историческому документу»[9].

Летом 1920 г. Д.Б. Рязанов был смещен со своего поста, на его место назначен известный ученый-историк М.Н. Покровский, совмещавший руководство архивами с высокой должностью в Наркомпросе. Он считал, что отныне перед старыми специалистами «дверь ЧК должна быть гостеприимно открыта»[10].

Последовавшие кадровые перестановки свидетельствовали о новом курсе в архивной политике, ориентированном на усиление партийного влияния. В протоколах заседания комиссии, осуществлявшей первую «чистку» аппарата главка, против многих фамилий стоят слова «уволить», «снять» или просто «убрать». В губернских архивах также началась замена беспартийных сотрудников членами партии.

Следующее десятилетие прошло под лозунгами «коммунизации» и «орабочения» архивных кадров. Стала возрождаться ведомственность, которую с таким трудом пытались преодолеть в первые послереволюционные годы. Эту тенденцию закрепило создание в 1924 г. архивов Истпарта, положивших начало образованию самостоятельной, независимой от государственной, системы партийных архивов.

24 ноября 1921 г. Президиум ВЦИК принял постановление о передаче ГУАД в непосредственное подчинение ВЦИК, переименовав его в Центрархив РСФСР[11].

Центрархив в целом успешно решал первоочередные задачи архивного строительства. Наладилось взаимодействие с архивными учреждениями союзных республик и регионов. В состав ЕГАФ были включены архивы учреждений и организаций, действовавших до 7 ноября 1917 г.[12]; архивы кино- и фотоучреждений и предприятий[13] и др. Было принято решение о сосредоточении в политических секциях ЕГАФ и перемещении из Петрограда в Москву материалов династии Романовых и лиц, занимавших высшие государственные должности во время двух последних царствований и при Временном правительстве; продолжилось собирание архивов «активных деятелей контрреволюции, а также лиц, эмигрировавших за пределы Республики за время с 1917 г.»[14]. С 1922 г. начал издаваться научно-исторический журнал «Красный архив».

Проводившаяся с 1929 г. т.н. вторая макулатурная кампания нанесла серьезный урон фондам отечественных архивов. Архивисты были вынуждены с болью наблюдать, как утилитарно понимаемые интересы экономики возобладали над задачами сохранения историко-культурного наследия. Пытаясь спасти хотя бы некоторые исторические ценности, они лично посещали склады утильсырья, чтобы выявить обреченные на уничтожение раритетные документы.

В 1930-е гг. началось строительство специализированных зданий для архивов, были заложены основы нормативной базы и методики архивной работы. Архивы активно занимались приведением в порядок ранее принятых документов – их фондированием, систематизацией, описанием и учетом.

Вместе со страной архивисты пережили трагические годы репрессий.

В 1938 г. ЦАУ СССР было преобразовано в Главное архивное управление НКВД СССР. После включения архивов в структуру НКВД тотальная секретность повлекла за собой отчуждение массива документальных источников от общества – многочисленные документы, фонды и даже отдельные архивы стали малодоступны для научного использования.

Особую героическую главу составила деятельность отечественных архивистов в годы Великой Отечественной войны. Уже через час после сообщения о нападении фашистской Германии в штаб-квартире архивного главка на Большой Пироговской, 17 собрались представители архивов, принявшие решение о немедленном устройстве светомаскировки, круглосуточном дежурстве и размещении в подвалах уникальных документов.

Сжатые сроки эвакуации заставляли архивистов работать буквально днем и ночью. Умело организованная эвакуация архивов позволила в годы войны избежать масштабных потерь, сохранить историческую память народа.

Олицетворением силы духа может служить деятельность архивистов блокадного Ленинграда. Полупарализованный директор Архива Академии наук Г.А. Князев вместе с другими сотрудниками прилагал титанические усилия по спасению документов. И, кроме того, ежедневно, в полутьме писал дневник, на страницах которого запечатлена жизнь героических защитников блокадного города.

В 1943 г. участники Всесоюзной конференции историков-архивистов единогласно решили переориентировать работу по комплектованию на общенациональный сбор документальных материалов, отражающих события военных лет. Письма, дневники, другие виды личных документов о войне, включая записи живых бесед с участниками событий на фронте и в тылу, должны были стать основой Центрального архива Великой Отечественной войны. Речь шла, по сути, о создании архива повседневности войны. С фронта и из тыла пошли бесценные по искренности свидетельства очевидцев драматических событий. Будто испугавшись напора безыскусной правды, Центральная комиссия по истории Великой Отечественной войны ЦК ВКП(б) приняла решение перевести эти документы на секретное хранение. Однако в адрес архивных органов продолжали поступать большие массивы источников. В связи с растущим потоком документов во многих архивах были созданы отделы фондов Великой Отечественной войны.

После Победы главные усилия архивистов были направлены на возвращение эвакуированных архивных документов в прежние хранилища, а также упорядочение архивов (особенно на территориях, подвергшихся оккупации) и организацию их использования в народнохозяйственных целях.

Со второй половины 1950-х гг., в условиях «оттепели» началось расширение доступа пользователей к архивным материалам. Постановление Совета Министров СССР «О мерах по упорядочению режима хранения и лучшему использованию архивных материалов министерств и ведомств» (1956) положило начало широкой научной деятельности отечественных архивов. Постановление активизировало рассекречивание фондов, публикацию справочников-путеводителей, сборников документов. С целью издания исторических источников был учрежден журнал «Исторический архив».

В эти годы советские архивные учреждения стали членами Международного совета архивов. Архивы начали активно пополняться копиями-микрофильмами документов по отечественной истории, хранящихся за рубежом.

Появились архивы нового типа для хранения проектно-технической документации, материалов творческих организаций, документации на нетрадиционных типах носителей и др. Отечественные архивисты и ученые-архивоведы создали стройную систему нормативно-методических документов, регулирующих основные направления и процессы работы с архивными документами, емкий и ценный свод теоретических и практических исследований.

В результате реформы управления народным хозяйством, создания совнархозов и ликвидации отраслевых министерств архивы должны были принять огромные массивы документов. Это подтолкнуло к перестройке такого важного направления их работы, как комплектование. Впервые в мировой практике архивоведения отборочные списки на документы, подлежащие уничтожению, заменили перечнями документов постоянного и длительного сроков хранения. Были подготовлены новые правила работы архивов. Центр тяжести по отбору и подготовке документов для архивного хранения постепенно стал переноситься на стадию делопроизводства. Это позволило архивной службе влиять на процесс работы с документами на всех стадиях их жизненного цикла – от создания до размещения на архивной полке.

Накопленный опыт воплотился в практической деятельности архивов в последующие годы, когда были разработаны научно обоснованные принципы и методы комплектования, позволяющие охватывать весь спектр документальной информации по истории государственно-общественного и социально-экономического развития СССР и каждого его региона. Вместе с тем, несмотря на положительные результаты централизованной системы комплектования, документы личного происхождения, историческая ценность которых непреходяща, составляли малую долю принимавшихся на хранение материалов.

В 1960 г. Главное архивное управление было выведено из системы МВД СССР и передано в непосредственное подчинение Совета Министров СССР.

 

* * *

Крушение советской системы и распад Советского Союза оказали большое влияние на отечественное архивное дело. По воспоминаниям тогдашнего руководителя Росархива Р.Г. Пихои, 22 августа 1991 г., сразу после поражения ГКЧП, стали поступать сведения о том, что в зданиях ЦК КПСС и КГБ начинается уничтожение документов делопроизводства. Ясно осознавалась и другая опасность – здания были окружены многотысячными толпами демонстрантов, и в случае проникновения большого числа людей внутрь судьба документов могла оказаться непредсказуемой[15]. 23 августа Р.Г. Пихоя обратился к Президенту РСФСР Б.Н. Ельцину с предложением срочно обеспечить сохранность этих документов. В результате 24 августа было издано два указа Президента РСФСР, согласно которым произошла передача в ведение государственной архивной службы России архивов КПСС и части архивов КГБ.

В октябре 1991 г. постановление Совета министров РСФСР «О развитии архивного дела в РСФСР» обязало Росархив принять под управление союзные центральные архивы.

На совещании начальников архивных служб республик бывшего СССР в апреле 1992 г. была достигнута договоренность о целостности исторически сложившихся фондов и отказе от их раздела. К мнению профессионалов прислушались руководители стран СНГ. 6 июля 1992 г. в Москве главы государств СНГ подписали Соглашение о правопреемстве в отношении государственных архивов бывшего СССР, которое установило, что его участники не претендуют на документальные комплексы высших государственных структур бывших Российской империи и Союза ССР, которые хранятся в государственных архивах, находящихся за пределами их территорий.

Принятые летом 1993 г. «Основы законодательства Российской Федерации об Архивном фонде Российской Федерации и архивах» стали первым в отечественной истории законодательным актом, регламентировавшим деятельность архивов в условиях формирующегося гражданского общества и рыночной экономики. «Основы…» провозгласили принцип разграничения Архивного фонда страны на государственную и негосударственные части в зависимости от форм собственности на документы, что соответствовало новым реалиям. «Основы…» закрепили публичность документов государственной части, а также принцип защиты национальных интересов России в архивном деле: запрещался безвозвратный вывоз за пределы страны документов государственной части Архивного фонда, а также уникальных и особо ценных документов его негосударственной части.

Масштабные перемены в жизни архивов после 1991 г. получили название «архивная революция». Её составными частями стали открытие архивов, рассекречивание документов. Историческая наука и отечественные архивы избавились от идейно-политического контроля. Все это породило огромный спрос на новые источники и их публикации. В обновленной концепции архивного дела равное место заняли как хранение, так и использование документов. В 2000 г. был создан Выставочный зал федеральных архивов, который стал главной презентационной площадкой архивной службы России и одним из значимых культурно-просветительских центров Москвы.

В ходе административной реформы указом Президента Российской Федерации от 9 марта 2004 г. Росархив был включен в систему Министерства культуры и массовых коммуникаций. Административная реформа потребовала срочной обработки свыше полумиллиона дел, накопившихся в архивах ликвидированных министерств и ведомств. С поставленной задачей архивисты справились.

В октябре 2004 г. был принят федеральный закон «Об архивном деле в Российской Федерации», который отразил сложившиеся в архивном деле изменения и в настоящее время является законодательной основой для работы отечественных архивов.

Встреча Президента Российской Федерации В.В. Путина с Руководителем Федерального архивного агентства А.Н. Артизовым. 4 апреля 2016 г. Московская область, Ново-Огарёво

В апреле 2016 г. Росархив перешел в непосредственное подчинение Президенту Российской Федерации. Федеральному архивному агентству были возвращены функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере архивного дела и делопроизводства. Это решение положило начало новому этапу развития архивной отрасли.

В современной России в целом сохраняется исторически сложившаяся система публичных архивов, т.е. архивов, финансируемых за счет средств налогоплательщиков. Эта система разделена на три уровня: федеральный, субъектов Российской Федерации и муниципальный. Отечественные архивы – это большое хозяйство, в котором занято около 20 тыс. человек. Это 16 федеральных архивов, 169 региональных архивов и 2064 муниципальных архивов (число последних последовательно растёт). 21 орган федеральной исполнительной власти и организаций осуществляют депозитарное хранение документов. 126 тыс. архивов организаций, в большинстве частных, обеспечивают временное хранение документов. Ежегодно на хранение в архивы поступает около 1,5 млн дел. Общий объём Архивного фонда России составляет более 500 млн единиц хранения.

В последнее время требования к архивам значительно повысились. Архивы продолжают информационное обеспечение органов государственной власти; ежегодно возрастает количество социальных запросов граждан, связанных с установлением стажа, определением размера пенсии, получением льгот и компенсаций и т.д. Социально-правовые запросы архивы исполняют бесплатно. Как никогда полны читальные залы архивов, где пользователи имеют возможность самостоятельно найти нужную им архивную информацию.

Появились новые задачи – прежде всего внедрение современных информационных технологий и прием на хранение электронных документов. Развитие цифровых технологий, с одной стороны, открыло дополнительные возможности в плане поиска документов. С другой стороны, изменились средства создания документа, и, соответственно, возникла потребность в надёжной системе идентификации электронных документов, обеспечения их неизменности и подтверждения аутентичности. Жизнь потребовала от архивистов решения новых технических и концептуальных задач, вытекающих из изменения природы документа. Поэтому в 2017 г. архивы были включены в государственную программу «Информационное общество (2011–2020 годы)», с которой ныне связывают перспективы развития отрасли.

Историко-архивное сообщество все более активно участвует в процессах становления гражданского общества и укрепления основ современной российской государственности. В общественном сознании крепнет убежденность, что выполнение задач сохранения, приумножения и бережного использования историко-документального наследия народов России не только отвечает потребностям общества, но и является нравственным долгом перед будущими поколениями.

 

А.Н. Артизов, Т.И. Хорхордина

 


[1] РГАДА. Ф. 1628. Оп. 1. Д. 28. Л. 4 об.

[2] См.: Летопись архивной жизни // Исторический архив. Первая книга. Пг., 1919 . С. 514.

[3] См.: Протокол № 35 Совещания управляющих Петроградскими отделениями секций ЕГАФ от 27 марта 1919 года (ГА РФ. Ф. Р-5325. Оп. 9. Д. 65. Л. 138).

[4] ГА РФ. Ф. Р-8370. Оп. 3. Д. 41. Л. 4.

[5] ГА РФ. Ф. Р-5325. Оп. 9. Д. 122. Л. 2.

[6] Седельников В.О. ЧК и архивы: Два эпизода из истории архивного дела в первые годы Советской власти // Звенья: Исторический альманах. М., 1991. Вып. 1. С. 453; См. также: Хорхордина Т.И. История Отечества и архивы. М., 1994. С. 94‒99.

[7] ГА РФ. Ф. Р-5325. Оп. 12. Д. 2197. Л. 6.

[8] См.: Сборник декретов, циркуляров, инструкций и распоряжений по архивному делу за время 15.06.1918 – 15.06.1920. М., 1921.

[9] Николаев А.С. Главное управление архивным делом // Исторический архив. Первая книга. Петроград, 1919. С. 63‒64.

[10] Седельников В.О. Указ. соч. С. 460.

[11] 30 января 1922 г. был принят декрет ВЦИК «Положение о Центральном архиве РСФСР» Управление Центрархивом РСФСР находилось в непосредственном подчинении Президиума ВЦИК [См.: Собрание узаконений (далее – СУ). 1922. № 13. Ст. 122].

[12] СУ. 1924. № 40. Ст. 368.

[13] СУ. 1926. № 7. Ст. 47.

[14] СУ. 1923. № 78. Ст. 973.

[15] Пихоя Р.Г. Записки археографа. М., 2016. С. 257‒258.