Вы здесь

Духовная грамота великого князя Ивана Даниловича Калиты.

[Около 1339 г.]
Российский государственный архив древних актов
Ф. 135. Государственное древлехранилище хартий и рукописей. Отд. I. Рубр. I. № 2. Л. 1.

Пергамен, чернила; устав.

У нижнего края следы привесных печатей: серебряной князя Ивана Даниловича Калиты и свинцовой хана Золотой Орды Узбека.

61 см х 26 см

Первый дошедший до нас документ, описывающий Великое княжество Московское как сложившееся владение.

Духовная грамота московского князя Ивана Даниловича Калиты была составлена им накануне поездки в Золотую Орду. Русские князья должны были получать у ханов ярлыки на княжение, ханы утверждали князей на «отчих престолах». За ярлыком князь должен был отправиться в Орду, но возвращались оттуда не все, неугодного князя в Орде могли убить. Поэтому перед отъездом князья составляли завещание («духовную грамоту»).

Иван Данилович Калита завещал сыновьям как унаследованное им от отца, так и приобретенное имущество – «вотчины и купли». Калита уже владел такими городами, как Можайск, Коломна, Руза, Звенигород, Серпухов. Важно, что Иван Калита завещал земли именно сыновьям, таким образом, он впервые пренебрег существовавшими прежде на Руси правилами, так называемого лествичного восхождения, когда старшим в роду считался не старший сын, а старший из братьев князя.

Духовная грамота великого князя Ивана Даниловича Калиты

«Во имя отца и сына и святаго духа, се яз, грешный худыи раб божии Иван, пишу душевную грамоту, идя в Орду, никим не нужен, целым своим умом, в своем здоровьи. Аже Бог что розгадает о моем животе, даю ряд сыном своим и княгине своеи.

Приказываю сыном своим очину свою Москву. А се есмь им роздел учинил:

Се дал есмь сыну своему болшему Семену: Можаеск, Коломну со всеми коломеньскими волостми…

А се даю сыну своему Ивану: Звенигород, Кремичну, Рузу…

А се даю есмь сыну своему Андрею: Лопастну, Северьску, Нару, Серпохов…

А приказываю тобе, сыну своему Семену, братью твою молодшую и княгини свою с меншими детми, по бозе ты им будешь печалник.

А на се послуси: отец мои душевныи Ефрем, отец мои душевныи Федосии, отец мои душевныи поп Давыд.

А грамоту писал диак князя великого Кострома.

А кто сю грамоту порушит, судить ему Бог».